23:58 

Тема 3: Сверхъестественное

Korkunov/Valenso
изображение




Название: Оборотная сторона
Автор: Korkunov/Valenso
Бета: Korkunov/Valenso
Размер: мини, 1560 слов
Пейринг/Персонажи: Коркунов, Валенсо, мельком ОМП
Категория: джен
Жанр: сверхъестественное; фэнтези, драма, ангст
Рейтинг: PG-13
Примечание/Предупреждения: неграфичное дженовое насилие

Последнее, что Валь помнил - ослепительную вспышку, жар и боль в правом плече. Вроде бы он успел дернуть кольцо телепорта с цепочки на груди и активировать его, но уверен не был.
Хотя, если подумать - не успей он этого, наверняка уже был бы мертв. Бунтовщики сожгли бы его, не поколебавшись ни мгновения. А так как он мыслит, дышит и ощущает жгучую боль в плече - либо это очень своеобразный ад, либо телепорт сработал.
Вот только определить место назначения он не успел совершенно точно, так куда же его выкинуло?
Валь открыл глаза, сощурился - они отвыкли от света, - и некоторое время разглядывал потолок. Темное, не отполированное дерево, скорее всего, какая-то хижина. Валь пошевелил ногой, ощупал левой рукой грудь и обнаружил, что чем-то накрыт. Ткань была шершавая, напоминала шерсть грубой вязки.
Валь попытался приподняться и едва не задохнулся от боли в плече - его жгло и крутило, как будто выворачивало из сустава. Валь слышал, что боль от магических ожогов - сильнее, чем от обычных, но на себе проверять не доводилось.
Он все еще морщился и глотал воздух, когда на лоб ему опустилась чья-то широкая теплая ладонь, закрыла глаза.
- Лежи, не дергайся, - произнес, очевидно, хозяин ладони. Голос был низкий, глубокий. - Тебя сильно пожгло, нужно время на исцеление.
Валь хотел было отозваться, задать хоть один из множества вопросов, теснившихся у него в голове, но в это время мягкое тепло накрыло раненое плечо, странным образом унимая жар, глуша боль. Валь промолчал, закрыл глаза и постарался расслабиться.
Ошибиться было невозможно - прикосновение магии целителя не перепутать ни с чем. И Валь как никто знал, что с целителем лучше не спорить.
В конце концов, он сам собирался целителем стать. Когда-нибудь. Может быть. Если выживет.

Он выплывал из беспокойной дремы еще несколько раз, но каждый раз успокаивался, ощутив все то же теплое прикосновение. Самого целителя он увидел только спустя, кажется, целую вечность.
Стояла ночь или поздний вечер - в хижине было темно, сумрак разгонял только огонек лучины. Валь открыл глаза и, на этот раз не пытаясь встать, повернул голову набок. Целитель сидел рядом, обеими руками держал Валя за плечи и пристально всматривался в лицо. Выглядел он хмурым, морщился, сводил брови к переносице. По виску в короткую, но густую бороду стекла капля пота.
- Кто вы?.. - спросил Валь, тихо, почти одними губами.
- Имя мое тебе незачем, - хмуро отозвался целитель. - Рука заживет - отправишься обратно к себе, откуда бы ты ни был.
Валь не стал говорить, что возвращаться ему, скорее всего, некуда.
У целителя были прозрачно-серые, лучистые, тревожные глаза. Под их пристальным взглядом Валю сделалось не по себе, и провалиться обратно в сон он смог не сразу.

Имени своего целитель ему так и не сказал. Зато на следующее же утро накормил густой мясной похлебкой, по вкусу как будто кроличьей. С чужой помощью Валь смог сесть, и даже ложку - грубоватую, деревянную - в пальцах удержал. Есть левой рукой было непривычно, немного похлебки он даже разлил. Это было стыдно, но не слишком - в конце концов, целители часто видят людскую слабость и беспомощность.
На то они и целители.
Доев, Валь отставил миску в сторону.
- Спасибо, - поблагодарил он искренне, от души. - Было вкусно.
Целитель кивнул ему в ответ, но ничего не сказал, только ощупал правое плечо - осторожно, бережно. Его прикосновения были весомыми, но боли не причиняли, несмотря на то, что плечо было серьезно обожжено.
Валь подумал, что этот целитель, должно быть, опытный. Хотелось расспросить его - кто он, где они находятся, как он научился искусству исцеления? Но вместе с тем было неловко, и Валь не решался задать ни одного вопроса.
Вместо этого он сказал:
- Я тоже хочу стать целителем, когда-нибудь.
Узловатые пальцы на его плече замерли, на несколько секунд в воздухе повисла тишина.
- Я не целитель, - наконец последовал ответ.
- Но как же... - удивился Валь.
- Я не целитель, - повторил его гостеприимный хозяин и снова вернулся к осмотру плеча. С кончиков его пальцев стекало мягкое, голубовато-белое свечение, красноречиво опровергая его слова.
Но спорить дальше Валь не стал.

Плечо постепенно заживало. Боль уменьшалась, стала менее резкой, как будто дикий зверь спрятал когти и свернулся в клубок. Она не исчезла совсем, все еще жгла, но уже не тщилась охватить все существо, все мысли и ощущения.
Отчасти это было хорошо, отчасти же...
Валь стал чаще задумываться. Он разглядывал деревянный потолок и думал о том, что будет, когда придется отсюда уйти. О том, что бунтовщики наверняка не оставили его исчезновение так просто. Наверняка разыскивают, и не исключено, что рано или поздно найдут.
Еще Валь думал хозяине этого гостеприимного дома, возвращался к нему мыслями раз за разом. Кто он, все же? Почему умеет исцелять, но целителем себя не зовет? Почему живет не в деревне, с людьми, а отшельником? Снаружи не было слышно ни людских голосов, ни детского смеха, ни лая собак.
Через несколько дней Валь смог подняться на ноги и ему разрешили выйти из хижины. Несколько минут он просто стоял на крыльце, не в силах скрыть удивление - вокруг простирался густой лес, высокие сосны, могучие дубы.
Что за человек устраивает свое жилье в глубине леса?
С другой стороны, расспрашивать своего спасителя было бы черной неблагодарностью, да и бунтовщикам в лесу будет сложнее Валя найти.
И его мысли снова возвращались к тому, что он будет делать после того, как заживет плечо.
О том, что стало с отцом и сестрами, он старался не думать.

Так прошло еще несколько дней. Валь много спал, много думал и иногда говорил сам с собой. Хозяин дома редко ему отвечал и редко говорил вообще, иногда отлучался в лес, вероятно, на охоту, а едва ли не все остальное время занимался плечом Валя.
То ли так сильно хотел избавиться от непрошенного больного, то ли в самом деле был целителем от бога. Несмотря на то, что сам отказывался себя целителем звать.
Валь украдкой рассматривал его хмурое лицо и думал, что о ком-то оно ему напоминает. Что-то вертелось на краю сознания, но ускользало раз за разом.
Плечо заживало, дни текли размеренно и спокойно, и, проснувшись очередным утром, Валь не сразу разобрался, что его насторожило. Приподнялся, опираясь на здоровое плечо, потер глаза, и только после этого понял - снаружи доносился шум. Звонко лаяли собаки, и мужские голоса как будто переругивались. Один голос принадлежал хозяину дома, а вот второй... он казался смутно знакомым, но Валь не сразу вспомнил, где слышал его.
А когда вспомнил, почувствовал, как медленно холодеет в груди.
Встав с постели, он подошел к двери, остановился в нерешительности. Выходить наружу не стоило, так что он просто прислушался, словно весь обратясь в слух.
- ...отойди с дороги, выродок! Или что, прячешь герцогского ублюдка, заодно с ним, а?
Валь вздрогнул - теперь он больше не смоневался. В последний раз он слышал этот голос в отцовском замке, перед тем, как сгусток магического огня обжег ему плечо.
- Я не знаю этого юношу, - целитель говорил тише и спокойней, но в его голосе слышалась скрытая угроза, - но он ранен. Я вылечу его, а ты и твои головорезы не сможете мне помешать.
- Да ладно? И как же это ты нас остановишь?
- Я надеялся, тебе хватит мозгов догадаться самому. Если он вам так нужен - возьмете его после того, как я закончу, и не в моем доме.
Пару минут был слышен только лай собак, а потом целитель добавил - еще тише, Валь едва смог расслышать:
- Не глупи. Ты же помнишь, как меня называют.
- Да мне плевать, как там тебя зовут! - второй голос сорвался чуть ли не на визг. - Ребята, залп!
Валь вздрогнул - именно эту команду он слышал перед тем, как рвануть кольцо телепорта. Не в силах больше оставаться на месте, он толкнул дверь, сделал шаг наружу...
...и в этот момент тоже вспомнил. Вспомнил, как люди звали нелюдимого отшельника, бывшего придворного лекаря, бывшего главу королевской гвардии.
Его звали Черным Целителем.

Огонь сорвался с ладоней бунтовщиков и угодил в землю там, где Целитель стоял мгновение назад. А тот, двигаясь почти нечеловечески быстро, в несколько шагов оказался рядом с их главарем и коснулся его груди, там, где под доспехами билось сердце.
Красновато-черное свечение скользнуло с кончиков пальцев, вползло под доспехи - и главарь бунтовщиков выгнулся, из его рта брызнула кровь.
Черный Целитель не останавливался, казалось, ни на мгновение. Его руки не наносили ударов, не оставляли вмятин в доспехах, не дробили кости. Он коснулся каждого из бунтовщиков лишь раз - всего один раз, - и каждый, кого он касался, оседал на землю.
Валь смотрел на это, не находя в себе силы двинуться, и знал, что искаженное, вывернутое наизнанку искусство исцеления сейчас рвет сосуды и нервы, сжимает внутренние органы, заставляет остановиться сердца. Валь знал это и не делал шага ни назад, ни вперед, словно парализованный.
Говорили, что Черный Целитель был когда-то невероятно талантливым лекарем, но после, когда на королевство напали, когда войска неприятеля подступили к столице, он исказил свое искусство.
Стал первым целителем, убившим человека. А после - множество и множество людей.
Последний из бунтовщиков осел на землю, а Валь все смотрел на высокого грузного мужчину в простой рубахе, и никак не мог поверить в произошедшее.
Черный Целитель обернулся к нему, встряхнул руками, сбрасывая на землю капли магического свечения.
- Все еще хочешь стать целителем? - спросил он, голос его звучал хрипло. - У каждого вида магии есть оборотная сторона.

Валь шагнул с крыльца, перевел взгляд с Черного Целителя на тела людей, погибших в несколько мгновений. Сделал еще несколько шагов вперед, опустился у одного из них на корточки. Коснулся пальцами испачканных в земле волос.
И заново вспомнил - пожар в замке. Гвардейцы, падающие под ударами бунтовщиков. Кухарка со вспоротым животом, виновная только в любви к старому герцогу, и ее дочь, заплаканная, забившаяся в угол.
Валь вспомнил, как отец кричал ему бежать, убираться из замка.
- Нет, - ответил он негромко. - Целителем я больше стать не хочу.
И протянул руку, касаясь земли там, где упали в нее капли искаженной целительской магии.

изображение


Название: Гость
Автор: Korkunov/Valenso
Бета: Korkunov/Valenso
Размер: драббл, 745 слов
Пейринг/Персонажи: Валенсо, оборотень!Коркунов
Категория: джен
Жанр: сверхъестественное; фэнтези
Рейтинг: G

Он приходил каждую пятницу, ровно в шесть вечера. Каждую пятницу ближе к шести Валь спохватывался, и, где бы ни был, спешил домой. Говорил приятелям, что ему пора, пораньше отпрашивался с работы, уходил из кинотеатра, не досмотрев фильм.
Придя домой, Валь заходил в спальню, закрывал дверь на замок - чтобы ненароком не распахнулась, - садился в кресло у окна и принимался ждать.
Круглые настенные часы отщелкивали шесть, небо за окном медленно темнело, поднимался ветер. С низких веток ближайших деревьев вспархивала стайка воробьев.
Валь открывал окно - и воздух за ним мгновенно сгущался, становился вязким, как желе, темным и блестящим. Какое-то время Валь смотрел в него и видел свое отражение - сначала тощий светловолосый мальчишка, потом юноша в атласной рубашке, на редкость нелепо сочетающейся с джинсами, и, наконец, молодой мужчина. Волосы потемнели до каштанового, джинсы сменили брюки, рубашка стала менее претенциозной.
Но за все эти годы неизменным осталось одно - нетерпение.
Валь глубоко вдохнул и закрыл глаза.
- Добрый вечер, - почти мгновенно отозвался низкий спокойный голос.
- Добрый, - Валь улыбнулся - аккуратно, одними губами, не показывая зубы, и только после этого открыл глаза.
Из окна, небрежно сложив руки на подоконнике, на него смотрел мужчина средних лет, из породы тех людей, которым не нужно прилагать совершенно никаких усилий, чтобы выглядеть элегантно. Валь по-хорошему ему завидовал, и не только из-за этого.
Нижняя половина тела мужчины исчезала в темном зеркальном желе, и это было довольно кстати, ведь квартира Валя располагалась на седьмом этаже.
- Как прошел день? - спросил мужчина, неуловимо меняя положение тела, как будто стараясь устроиться поудобнее.
Валь чуть заметно скривил губы.
- Так себе, если честно. На работе аврал, начальство на всех срывается, и я, конечно, самый крайний...
Мужчина внимательно выслушивал его недовольную болтовню, сочувствующе кивал в нужных местах, иногда сдержанно улыбался. Он был отличным слушателем - одно из многих качеств, за которые Валь его ценил. Он был, пожалуй, единственным, кому можно было рассказать все без утайки, не опасаясь подвоха.
Ведь использовать эту информацию Валю во вред он все равно не сможет.
Закончив рассказ, Валь опустил взгляд и несколько секунд разглядывал широкие ладони вечернего гостя, длинные сильные пальцы, массивный перстень на указательном правой руки. А потом глубоко вдохнул, как перед прыжком в воду, и задал встречный вопрос:
- А как дела идут у вас?
И гость начинал рассказывать. За несколько лет знакомства выяснилось, что "вас" - это не только конкретно он, но и его родственники, друзья, родственники друзей и весь большой мир, откуда он родом. Он рассказывал о запахах леса по утрам и вкусе свежего мяса. О том, как приятно холодит лапы росистая трава. О людях, которые, встречая оборотня, кланяются, некоторые - угощают собранной земляникой. Подойти и погладить, правда, редко осмеливаются, но оно и правильно - он все-таки не домашний зверек.
Рассказывал о крохотных мерцающих феях, живущих в лесной траве, о духах деревьев, изредка принимающих человеческий облик. О знахарке из ближайшей деревни, собирающей в лесу полезные травы, и о своей поездке в столицу, на встречу не с кем-нибудь, а с королевским магом, и о том, как хорошо было после нее вернуться домой, в родной деревянный дом после чужого каменного.
Валь слушал об этом множество, множество раз. События менялись, но неизменным оставалось ощущение спокойного чуда, живущего бок о бог с людьми. И тоска после его ухода. Часто Валю хотелось протянуть руку, коснуться темного провала окна, проверить завесу между мирами на прочность.
Но каждый раз что-то его останавливало.
- Парень он неплохой, конечно, - продолжал рассказывать гость, - но интересы у него свои - беспокоится о королевстве, о короле, о людях. И я опасаюсь, как бы его беспокойство мне боком не вышло. Может, и зря, конечно...
Он замолчал на пару мгновений, вдохнул и тяжело выдохнул, сплел руки в замок. А потом заговорил снова - неожиданно тихо, устало.
- Я ведь не мальчик уже, у родных давно свои стаи. Всю жизнь одиночество было в радость, но если что случится...
Валь поднял взгляд, но смотрел все равно неловко, исподлобья. И как будто вдруг, сразу заметил седину на висках, морщинки у глаз, губ и на лбу. И замер, не зная, что сказать и что сделать.
А гость протянул ему руку, посмотрел тяжело и прямо.
- Ученик мне нужен. Даже у того мага есть, молодой и бестолковый, можно подумать, я хуже, - он усмехнулся краешком губ. - Пойдешь ко мне в ученики? Перекинуться не сможешь, конечно, но лес слышать я тебя научу, если согласен.
Валь думал недолго - ему казалось, что сердце бьется так сильно и часто, что вот-вот проломит грудную клетку. Светловолосый мальчишка, юноша в атласной рубашке и молодой мужчина - все эти годы он тосковал и мечтал об одном.
Ладонь будущего учителя была чуть шершавой и теплой на ощупь. Ночь за окном расступилась перед ними, пропуская навстречу солнцу.

изображение


Название: Ученичество
Автор: Korkunov/Valenso
Бета: Korkunov/Valenso
Размер: драббл, 842 слова
Пейринг/Персонажи: Валенсо, оборотень!Коркунов
Категория: джен, преслэш
Жанр: сверхъестественное; фэнтези, флафф
Рейтинг: G
Краткое содержание: Вот уже несколько месяцев Валь учится слышать лес.
Примечание/Предупреждения: Сиквел к тексту "Гость"

Сложнее всего оказалось привыкнуть к режиму дня. Вставать с рассветом, умываться, наскоро завтракать и сразу отправляться в лес - учиться. Даже времени привести себя в порядок особенно не было, так что довольно часто Валь ходил взъерошенным.
Но все это было совсем небольшой платой за возможность обучения. Валь выходил из дома, спускался с деревянного крыльца, и его встречал лес. Деревья росли близко-близко, всего в нескольких шагах. Березы, дубы, клены, темно-зеленые ели и сосны. Воздух упоительно пах влагой и зеленью, искрились на солнце капельки росы в траве.
Учитель ждал Валя у крыльца, прислонившись к стволу ближайшего дерева и скрестив руки на груди. Казалось, будто он часть этого леса, плоть от плоти его, и поначалу Валь чувствовал себя немного неуютно - все-таки, ему самому до этого было далеко.
Но постепенно он освоился.
Его учили ходить босиком, чувствуя голыми пятками траву и землю леса, слушать, что она говорит. Учили языку лесных обитателей, и не все из них были животными. Учили собирать солнечный свет в ладони и впитывать его кожей. Поить его жаром землю, лечить и взращивать растения. Учили, у каких трав характер добродушный, а у каких вредный.
Всего несколько месяцев назад Валь разве что мечтать мог о чем-то подобном - он жил в другом месте, там было холоднее, и стены как будто сдавливали.
А теперь он здесь, и учитель обещал скоро отвести его в ближайшую деревню, представить как своего ученика.
Спустившись с крыльца, Валь потянулся, разминая мышцы, и улыбнулся учителю. Тот кивнул в ответ - улыбался он редко, но зато все его существо как будто дышало теплом, и все живое вокруг тянулось к нему - негласному хозяину здешнего леса.
Валь тянулся тоже, пожалуй. Все это было ему в новинку, завораживало и восхищало.
Сегодня учитель должен был познакомить его с духами деревьев, и, пока они блуждали по лесу, чуть хмурился, видимо, раздумывая, кого превого представить ученику. Останавливался, касался широкими ладонями стволов берез и ясеней, смотрел тяжело, исподлобья, но не угрюмо.
Валю нравились его серые глаза, лучистые и как будто прозрачные, как вода в лесном озере.
- Учитель, - окликнул он его на ходу, неожиданно для самого себя вдруг набравшись смелости.
- Говорил же, зови меня Коркунов, - отозвался учитель, не оборачиваясь. - Раньше звал, а как я тебя в ученики позвал, перестал почему-то.
Валь смущенно дернул плечом, в несколько быстрых шагов догнал его и остановился рядом - под очередным раскидистым деревом, на этот раз кленом.
- Ты мне никогда не показывал свой второй облик, - проговорил он тихо, как будто хмелея от этого воздуха, от этого солнца и теплой магии, разлитой вокруг. - Это запрещено или?..
Коркунов коротко рассмеялся.
- Да нет, конечно, кто мне запрещать-то будет, да и кому это надо? Это и не второй облик, на самом деле, а скорее половина первого. Он не приходит ко мне по зову или принуждению, он всегда со мной. Просто надо уметь смотреть.
Валь поднял голову, уставился на него во все глаза.
- Научи.
Учитель пожал плечами, но отказываться не стал. Сказал только:
- Глаза закрой.
И несколько минут Валь стоял с закрытыми глазами, слушая лесные шорохи, и вместе с ними - шаги Коркунова, неожиданно легкие для такого большого тела. Коркунов ходил вокруг, изредка касался Валя, приподнимая его голову за подбородок или чуть поворачивая торс. Потом сказал:
- Можешь открывать. Смотри прямо, но насквозь, через меня - на солнце. Можешь глаза прищурить, так поначалу проще.
Валь послушно открыл глаза. Коркунов стоял перед ним, за его спиной пробивалось сквозь ветви деревьев теплое утреннее солнце, свет становился чуть зеленоватым, проходя через листву. Валь смотрел, чуть щурясь, как лучи прорезают воздух, слушал, как в тишине стрекочут насекомые, а недалеко шуршит по каким-то своим делам заяц.
И вдруг стало как будто темнее. Учитель все так же стоял перед ним, расслабленно опустив руки вдоль тела, но вокруг него словно стала стремительно сгущаться дымка - все плотнее и плотнее. В какой-то момент у Валя даже закружилась голова, а в следующий - перед ним уже стоял не высокий темноволосый мужчина, а внушительных размеров медведь.
Шерсть у медведя, правда, тоже была темная, коричневая, почти черная.
Валь шагнул вперед, почти ожидая, что наваждение растает, как дым, но медведь остался на месте. Повел в сторону крупной мордой, переступил лапами. Валь протянул руку, и медведь ткнулся в нее мокрым прохладным носом. Страшно Валю, как ни странно, не было. Может, оттого, что раньше он медведей не встречал, хотя знал, что эти животные могут быть опасны.
Коркунов опасным не выглядел. Сильным - да, но в его серых - по-прежнему серых - глазах не читалось ни угрозы, ни раздражения или злости.
Валь успел еще осторожно погладить медведя между ушами, прежде чем солнце скрылось за облаком и облик зверя поплыл, истаивая, как утренний туман. Ладонь Валя оказалась на щеке учителя - кожа была теплой, окладистая борода немного кололась.
- Ну как, насмотрелся? - Коркунов сделал шаг в сторону, сцепил руки в замок, покрутил кольцо на пальце. Валю показалось, что он не то чтобы смущен, но скорее просто не вполне знает, что делать в подобных ситуациях.
Валь отвернулся, пряча улыбку.
- Спасибо.
- Да не за что.
Лица Коркунова в этот момент он не видел, но был почти уверен, что тот улыбается тоже.
Солнце снова выглянуло из-за облаков, рассыпая вокруг золотые лучи. Ближайший клен взмахнул и зашумел ветвями, как будто привлекая внимание, и Валь постарался собраться, готовясь к очередному уроку.
Впереди был новый замечательный день.

изображение


Название: Перемены
Автор: Korkunov/Valenso
Бета: Korkunov/Valenso
Размер: драббл, 855 слов
Пейринг/Персонажи: вампир!Коркунов, Валенсо
Категория: джен?
Жанр: сверхъестественное; мистика, городское фэнтези
Рейтинг: PG-13
Примечание/Предупреждения: вампирская АУ

Города сильно меняются с течением времени, только немногие живут достаточно долго, чтобы это заметить. Граф Коркунов - из тех немногих. Последние десятки лет он провел в Европе, - прогуливаясь по живописным улицам Праги, любуясь пасмурной красотой Лондона, наслаждаясь видами Парижа, - и только недавно вернулся на родину.
Москва на его памяти менялась сильнее прочих городов, а сейчас как будто стала еще стремительней. Вытянулась ввысь, засверкала огнями, оделась стеклом и металлом, словно стараясь скрыть старое, каменное нутро. Коркунов помнил ее другой - не тише, но ниже и проще. Шел по улице и высматривал старые, знакомые здания. Воскрешал в памяти картины юности и детства, совсем давнего, подернутого уже дымкой времени.
Москва его детства так и осталась в далеком прошлом - сгорела в пламени, немногие здания выжили, еще меньше - прошли испытание временем.
Граф Коркунов шел по улицам новой Москвы, чуть щурился - слишком много огней, неспокойных, мечущихся.Конечно, другие города на его памяти тоже одевались подобными гирляндами, прогресс не стоял на месте. Но почему-то именно здесь несоответствие казалось особенно острым.
Будь его воля - Коркунов гулял бы по улицам Москвы до утра, знакомился с ней заново, как с женщиной, которую давно не видел - она постарела, осунулась, но скрывает это помадой, румянами, тушью, и ты все равно должен сказать ей, что она прекрасно выглядит.
Но сегодня у Коркунова не было на это времени. Побродив какое-то время по ночному городу, он сверился с картой - да, подумать только, теперь ему нужна карта, чтобы не заблудиться, - и свернул в нужном направлении. Когда возвращаешься домой после долгого отсутствия, первым делом нужно навестить родню, и именно это Коркунов и собирался сделать.
Улицы, улочки и переулки петляли, как будто нарочно стараясь его запутать, но под неоновыми огнями, под стеклом и металлом нет-нет да проглядывало что-то знакомое. Коркунов надеялся, что это верно не только в отношении города.
Найдя, наконец, нужный дом, он остановился, убрал карту в портфель и глубоко, полной грудью вдохнул. Воздух пах ночью, влагой недавнего дождя, а еще выхлопными газами и куревом. Но сквозь все это пробивался иной запах - слабый, но отчетливый.
Нагретое солнцем дерево. Хвоя. И совсем немного - железо и соль.
Коркунов кивнул своим мыслям и запрокинул голову. Некоторое время разглядывал окна, пытаясь уловить, из какого именно исходит нужный запах. А потом оттолкнулся от земли и взлетел - длинным, слитным движением, как будто очень высоко прыгнул.
Несложный, в общем-то, фокус, лишь бы были способности.
У графа Коркунова они были.
Замерев у нужного окна, он осторожно стукнул несколько раз по раме - щелкнула, повернувшись, ручка, и окно распахнулось. Этот фокус был уже посложнее, но Коркунов жил долго, было время и не такое освоить.
Шагнув в комнату, он отряхнул плащ, аккуратно опустил портфель на пол и только после этого осмотрелся. Было темно, и не будь Коркунов тем, кем он был, вряд ли бы разглядел что-то, кроме размытых силуэтов.
Но, к счастью, в темноте он видел прекрасно, едва ли не лучше, чем на свету.
Комната, несомненно, являлась спальней. Мебели в ней было немного - шкаф, кресло, широкая кровать и прикроватная тумбочка. На кровати, разметавшись во сне, лежал юноша, и - Коркунов снова сделал глубокий вдох - именно от него исходил отчетливый запах тепла и хвои.
Коркунов подошел ближе, ступая осторожно, бесшумно, как кошка. Нагнулся, пристально рассматривая лицо юноши - мягкую линию губ, росчерк бровей, длинные, чуть подрагивающие ресницы. Юноша мало чем напоминал самого Коркунова - слишком округлые, нерезкие черты, - но запах не лгал.
Отведя в сторону одеяло, Коркунов опустился на кровать, и некоторое время смотрел, как вздымается и опускается грудь юноши, как он дышит. А потом протянул руку - и осторожно убрал мягкие каштановые волосы, открывая взгляду бледную кожу шеи.
На ощупь кожа была гладкой и теплой. Под пальцами часто, но ровно бился пульс.
Коркунов снова нагнулся, ощущая жар внутри - под ребрами, у солнечного сплетения. Приоткрыл рот, чувствуя, как меняют форму, вытягиваются и заостряются клыки.
А после - коснулся шеи юноши, там, где под кожей пульсировала кровь, сначала зубами, потом губами, прижался, прокусывая, и прикрыл глаза, глотая соленую, отдающую железом жидкость.
Глотая вместе с ней запах хвои и нагретого дерева, ощущение собственной ненужности и жажду перемен, тепло материнской ладони, вкус плохо сваренной овсяной каши по утрам, боль от разбитой из-за падения с велосипеда коленки. Он пил жизнь этого юноши, глоток за глотком, и на вкус она оказалось яркой, чуть пряной и чуть горьковатой.
Вкус несбывшихся желаний граф Коркунов не любил, но как раз это несложно было исправить.
Наконец, отстранившись, он провел пальцем по быстро затягивающимся ранкам на шее юноши, стирая выступившую каплю крови. Снова вгляделся в лицо - теперь оно казалось еще бледнее, но черты как будто заострились, и Коркунов знал, что за ними скрывается.
Большие амбиции и маленькие возможности. Отчаянная жажда быть услышанным. Стремление стать чем-то большим.
Желание вырваться на свободу. Взлететь.
Граф Коркунов удовлетворенно кивнул и встал с кровати, забрал портфель и вышел так же, как и вошел - через окно. Юноша так и не проснулся.

Направляясь обратно к гостинице, в которой остановился, Коркунов снова разглядывал улицы города, и каждая новая высотка, каждый торговый центр, искрящийся стеклом и неоном - все это говорило ему о том, что он сделал правильный выбор. Он долго живет, за годы его жизни родной город успел измениться до неузнаваемости.
А значит, пора меняться и ему самому. Он достаточно гулял по ночным улицам в одиночестве - пора обзавестись компанией, другом, приемником.
И кто лучше подойдет для этой роли, чем родная кровь?


изображение


изображение

@темы: Тема 3: сверхъестественное, Команда Коркунов/Валенсо

Комментарии
2014-08-29 в 10:06 

Кошшарик
Всё, что ни делается – к лучшему. Даже если сначала так не думаешь.
Интересная пара, и преподнесено хорошо. Спасибо :red:

2014-08-30 в 13:10 

Спинозавр
крлс, крлс, не пркрлс
Название: Оборотная сторона
Вот это вообще шикарно!
Очень люблю эту тему - про оборотную сторону дара, про воинов, ставших целителями, и целителей, ставших воинами
Очень здорово, спасибо!

2014-08-30 в 13:58 

Боевая капельница
KosharikWildCat, вам спасибо за отзыв :heart:
Спинозавр, спасибо за отзыв :shuffle:
Идея текста настигла меня внезапно, и я нисмог сопротивляться хD Рад, что результат оказался хорошим)

2014-08-30 в 15:43 

Сияющая шпага
Перемены
очень чувственная инициация:shy:

2014-08-30 в 16:36 

Soleillo
Все намного проще и чуть сложнее.
Вск тексты замечательные!:jump3::jump3:
Ученичество При прочтении все время всплывала фраза - добротное фэнтази. Вот правда.:super: Вы эту прелесть пишите-пишете, только не бросайте. Очень уж хороша.:cool:

читать дальше

2014-08-31 в 14:11 

Боевая капельница
Сияющая шпага, спасибо, автор старался, рад, что получилось)
Soleillo, спасибо за теплые слова :shuffle:
Писать еще этот сеттинг, возможно, буду, хотя обещать не стану - никогда не знаешь, когда подкрадется писец, а когда, наоборот, неписец.)
читать дальше

     

Assorti Mini Massacre

главная