23:52 

ТЕМА 3: НУ НАКОНЕЦ-ТО СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ!!!

Под кактусом
Все мы здесь не в своем уме



Когда они возвращаются

Автор: Под кактусом
Форма: арт
Пейринг/Персонажи: Афтер Эйт/Несквик
Категория: слэш
Жанр: сверхъестественное
Рейтинг: G
Краткое содержание:
Примечание/Предупреждения: Из-за предательства Афтера, Несквик погибает. Но неотвеченные вопросы не дают покоя...





Кураж и любовь в Лас-Вегасе

Автор: Под кактусом
Бета: Под кактусом и анонимный доброжелатель
Размер: мини, 1321 слово
Пейринг/Персонажи: Афтер Эйт, Несквик
Категория: джен
Жанр: сверхъестественное (психодел)
Рейтинг: PG-13 за вещества
Краткое содержание: Four Days, Three nights, Two Convertibles, One City - это не сюда
Примечание/Предупреждения: оос, оос х 2 комбо, вещества, вещества.
Внимание: команда не является сторонниками употребления любых веществ, кроме кактусов.

Я хотел назвать наш автомобиль Большой Красной Акулой, но мой адвокат сказал:
— Тебя что, накрыло уже?
И Шевроле Импала — красного цвета! — стал Маленьким Зеленым Кактусом.
Мой адвокат слишком любит зеленый цвет, вот что я могу сказать. Если бы он любил зеленый цвет чуть больше, ему пришлось бы жениться на нем.
Я советовал ему это на прошлой неделе, но адвокат лишь нервно сказал:
— Тебя что, накрыло? Мы опаздываем!
Он невротик и любит ощущение опаздывания разве что на гран меньше, чем зеленый цвет.
На прошлой неделе мы опаздывали на конференцию окружных прокуроров, сегодня... куда же сегодня?
— Эй, — сказал я, — какого Иисуса. Где мы. Кто мы?!
— Тебя накрыло, — с удовлетворением заметил мой адвокат, невероятно изгибаясь, чтобы поймать ртом закрученную петлями коктейльную соломинку, торчащую из банки «Будвайзера», и при этом не выпустить руль.
Я взглянул на небо, но моих маленьких друзей, тех, при взгляде на которых я с удовлетворением мог бы сказать: «Да, меня накрыло», там не было. Я наклонился и заглянул между креслами Импалы.
Их не было.
И вот это, по правде сказать, нешуточно так напрягало.
Я потрогал язык, пощупал себе горло, посмотрел на моего адвоката. Адвокат пялился в небо, как будто ему там крутили хиты девяностых, по которым он умирал.
— Меня не накрыло, — сообщил я.
— Неудачник, — немедленно среагировал он.
— Да как, блядь, такое вообще могло случиться?! Ты видел наш багажник? Он как целая химическая лаборатория, и я нюхнул и облизал все, что там есть. Как вышло, что меня еще не накрыло?
Мой адвокат стопанул Маленький Зеленый Кактус посреди трассы, после чего обернулся и посмотрел на меня расфокусированным взглядом.
— У м-меня, Несквик, есть только одно объяснение, — сказал он. — Ты неудачник. Не разгов-варивай со мной больше.
И следующие пятнадцать минут мы провели в молчании, пока какой-то хмырь на черном байке не промчался мимо, оглушительно сигналя. Должно быть, решил, что мы заснули. Добрый самаритянин.
От гудка мой адвокат встрепенулся и выдал безобразно растянутым, густым голосом:
— Опа-азды-ыва-аем.
Я потянулся и дважды хлопнул его по плечу — и в воздух поднялась тонкая серебрящаяся дымка, похожая на пыльцу фей.
— Ты обсыпался кокаином? — спросил я.
— Опаздываем! — повторил он. — В Найт Вейле нас заждались, старик!
Найт Вейл. Что еще за Найт Вейл. Я был уверен, что мы едем в городишко под названием Дезерт Блаффс, и именно поэтому сейчас сидим в Импале посреди чертовой пустыни, и я никак не могу словить приход, в то время как мой адвокат уже готов настолько, что его мозг наверняка напоминает яичницу на сковороде.
Иисусе, как хочется жрать.
— Так, — сказал я. — Лезь назад. Я поведу.
Мой адвокат послушно полез — рывком забросил себя на спинку водительского сиденья, потом долго и пристально таращился на мои колени, а после таки сполз на заднее сиденье и разлегся там, бессильно сложив руки на груди.
— Я умираю, — сообщил он.
— Да конечно, — огрызнулся я, перебираясь на водительское сиденье... сырое, между прочим. К счастью, это оказалось просто пиво.
Итак, я за рулем. Значит, имею право называть нашу крошку Большой Красной Акулой, все со мной согласны? Я к тому, что я журналист. Я понимаю, как называть вещи их именами. Ну а Афтер Эйт — адвокат, его задача прятать слова между другими словами, и именно поэтому он такой придурок.
Я нажал на газ, и Большая Красная Акула сорвалась с места. Машинка просто мечта, наверняка на прямой может потягаться с готовящимся к взлету самолетом. При случае надо проверить.
— Осторожнее, — взвизгнул мой адвокат. — Поворот!
— Тебя накрыло, — снисходительно отозвался я. — Нет тут никакого поворота.
Дорога была прямая, как взгляд честного человека, и, истончаясь, упиралась в горизонт, который как будто отрисовали по линейке.
О Иисусе сладчайший. А вдруг мы в комиксе. Где еще могут быть такие прямые линии? Природа, чтоб вы знали, не терпит прямых углов и всего такого. Природе подавай кривизну, изгибы и прочее подобное дерьмо, от которого у нормального человека всегда кружится голова.
Именно это, кстати, и служит причиной того, что химия процветает. Подобное лечат подобным, клин вышибают клином.
Я обернулся, чтобы поделиться с Эйтом своим открытием, даже двумя, и тут в лобовое стекло что-то гулко врезалось.
Я перевел взгляд на небо.
Они были там. Сотня крылатых кроликов кружила над нами, вереща на разные голоса, и я услышал собственный голос, восторженно восклицающий:
— Наконец-то!
Наконец-то меня накрыло.

— Это были суровые мили, — сказал мой адвокат.
— Надо же, — сказал я. Передо мной выстроилась вереница стаканов с водой, и я никак не мог решить, с какого начать, тем более что начинать надо было срочно, вот прямо сейчас, пока мое пересохшее горло не искрошилось хлопьями.
Мой адвокат подумал и добавил:
— Очень суровые.
Ну не придурок ли. Я прислушался, пытаясь отвлечься от болтовни Эйта. Кажется, крайний левый стакан что-то мне шептал...
— Мы взяли попутчика, — сказал мой адвокат, — и ты рассказывал ему, что мы едем в самое сердце американской мечты. И знаешь что, дорогой мой? Мы теперь в Лас-Вегасе!
Он схватил стакан, на который я уже было нацелился, и осушил одним глотком, попутно, разумеется, облившись.
— Иисусе, — глубокомысленно сказал я, вырывая из его рук следующий стакан. И, в общем, на какое-то время все окружающее перестало для меня существовать.
Я пробовал воду языком, как брезгливый кот. Я нюхал ее. И так до тех пор, пока мой адвокат не взвыл:
— Просто трахни уже этот чертов стакан, и поехали. Мы опаздываем!
Я взглянул на него с видом оскорбленной невинности — он трясся и часто-часто мигал.
Ну все ясно. Его уже отпустило, ну что за несчастный неудачник. Про себя я точно знал, что до «отпустило» мне еще далеко. Крылатые кролики прятались по углам и смотрели на меня разноцветными глазами, а узор на плитке «под мрамор» плавно перетекал и менялся. Это, кстати, давало надежду, что мы все же не в комиксе. Картинки там статичные, верно? Теперь я обдумывал возможность, что мы в фильме. Вот застревалово-то, если так.
— Мы опаздываем! — повторил мой адвокат, а я медленно, со вкусом выпил стакан воды и оперся обоими локтями на столешницу. Ее слегка перекосило в мою сторону.
— Мы никуда не опаздываем, Эйт, — сказал я. — Мы на месте. Мы в Лас-Вегасе. Именно сюда мы и ехали.
Мой адвокат переставил тарелку с недоеденным стейком на пол и лег на столешницу щекой.
— Мы должны были ехать в Найт Вейл, — сказал он. — На... на...
Он поднял голову. В его глазах была надежда.
— Мы на месте?
— Именно, — подтвердил я, для пущей важности поднимая палец. — Мы в Лас-Вегасе. Мы можем все. Можем захватить номер в гостинице, можем напиться с динозаврами, можем найти художницу-аутистку и убедить ее... да в чем угодно! Мы даже пожениться можем!
— Два парня, которые женятся друг на друге? — Мой адвокат с сомнением покачал головой. — Что ж, звучит не так уж и по-гейски.
— Тогда давай-ка заглянем в багажник нашей детке, — сказал я. — А после насладимся тем, чего заслужили.
Эйт быстро закивал.
Мы смылись, не заплатив.
Эйт наступил на свой стейк.
Что за придурок.

Меня отпустило, и мир стал холоден и бесприютен.
Мы с моим адвокатом лежали на сиденьях Маленькой Зеленой Акулы (мы с Эйтом пришли к джентльменскому соглашению). Вверху были звезды, где-то спереди кто-то фальшиво мычал что-то из Тома Джонса.
— Как адвокат, — бубнил Эйт, изредка снимая с себя что-то невидимое и щелчком пальцев отправляя за борт, — я не могу одобрить церемонию, которая не имеет никакой юридической силы. Но как твой, Нестле, надежный друг, я согласен.
— А-а? — простонал я.
— Я согласен на свадьбу, — повторил Эйт, хотя это не объясняло ровным счетом ничего.
— Тогда нам надо обратно в Лас-Вегас, — сказал незнакомый голос. — Я поведу?
Наверное, художница-аутистка, решил я. И молча махнул рукой. В кармане у меня нашлась пилюля веселенького зеленого цвета, и я закинул ее в рот.
Мой адвокат пристроил голову на моем плече.
Мы ехали в Лас-Вегас, и я чувствовал себя человеком, способным на поступок, и мое сердце переполняло спокойствие.
Интересно, когда меня накроет?



2/5

Автор: Под кактусом
Бета: Под кактусом и анонимный доброжелатель
Размер: мини, 2778 слов
Пейринг/Персонажи: Афтер Эйт, Несквик, а также приглашенные звезды: изображение, изображение, изображение
Категория: джен
Жанр: сверхъестественное (хоррор)
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Here comes the boogeyman
Примечание/Предупреждения: оос, оос х 2 комбо, кроссовер с игрой Five nights at Freddy's

Ребенком Несквик обожал бывать в пиццерии «У Фредди» — как и все дети в округе, впрочем.
Но пока остальные жадно уплетали сорт с пятью сырами или устраивали соревнование по поглощению халапеньо, Несквик тихонько пробирался к небольшой круглой сцене у дальней стены пиццерии. Вечерами сцену использовали местные музыкальные группы. Иногда, по праздникам, тут устраивали представление клоуны. Но чаще всего сцену скрывал слегка потертый занавес, некогда бордовый, а теперь потускневший. А за занавесом жили они.
Аниматроны.
Старые, с истончившимся почти до прозрачности плюшем на сочленениях, с прикрытыми тяжелыми пластиковыми веками глазами и слегка отвисшими челюстями — Медвежонок Фредди, Утенок Чика, Фокси-Пират и Еще Один были некогда звездами.
Они выходили на сцену из-за занавеса, двигали лапами, раскачивали корпусами, и изнутри у них неслись звуки музыкальной шкатулки — так рассказывала Несквику мама.
Но шло время, и детям надоело смотреть на ветшающих роботов, которые чем дальше, тем меньше походили на чудо инженерной мысли.
Так что Фредди с друзьями поселились за занавесом, и их единственным поклонником был Несквик. А что до остальных детей... Для них аниматроны были любимой страшилкой.
Спустя года, спустя отъезд и возвращение в город, Несквик — взрослый, в неудобной белой рубашке с косо пришпиленным бейджиком — сидел в крохотной комнатушке, обозначенной как пункт наблюдения, и вспоминал эти образчики детского фольклора, передающиеся из уст в уста.
Говорили, что аниматроны ночью начинали двигаться.
Ну и, разумеется, бытовала история о мальчике, который решил проверить, так ли это, и умудрился пробраться в пиццерию после закрытия. Смельчака, естественно, никто не видел, а наутро за занавесом нашелся новый аниматрон — который Еще Один.
Которого Несквик так ни разу и не увидел, хотя один раз набрался храбрости и подошел к хозяину пиццерии с просьбой взглянуть.
Хозяин, которого звали, конечно, Фредди, тогда всплеснул руками (Несквик хорошо запомнил театральность и неестественность этого жеста) и сказал, что смотреть там не на что.
Несквик-нынешний весело фыркнул, поняв, что у него есть шанс закрыть гештальт многолетней давности. Теперь-то у него есть ноутбук, а к ноутбуку подключены камеры, способные заглянуть в любой уголок «У Фредди».
Главное, не израсходовать запасы энергии.
Несквик кивнул сам себе, отмечая важность этого момента. В подвале пиццерии что-то ремонтировали, там повсюду были лишенные изоляции провода, и на ночь рабочие полностью обесточивали здание. Несквику же выделили аккумулятор, которого при правильном подходе должно было хватить от полуночи и до шести утра — на всю смену. Помимо ноутбука и камер умельцы из ремонтной бригады приладили к аккумулятору кабели от автоматических дверей, способных превратить пункт наблюдения в неприступную крепость. Ненадолго, правда. На полчаса от силы.
Кроме этого в арсенале Несквика имелись фонарик, которым он мог посветить в коридоры по бокам от пункта, телефон и вентилятор — все на батарейках.
В общем, он был готов ко всему.
Несквик взглянул на часы в углу экрана — четыре нуля, как две пары любопытных глазок.
Его первая ночь «У Фредди» началась.
Больше часа не происходило ничего особенного. Несквик прошелся по картинкам с камер, отмечая про себя, насколько изменилась пиццерия со времен его детства — зал стал больше, добавился музыкальный автомат, плетеные столы и стулья заменились пластиковыми.
Большего рассмотреть не дало отсутствие освещения, но Несквик смог полюбоваться на закрытый занавес. Тот выглядел так, будто не открывался уже несколько лет.
Наверное, новый хозяин пиццерии, которого звали, конечно, Фредди, больше не пускал сюда музыкантов.
Нашел Несквик и аниматронов. Фокси, Фредди и Чика стояли в кладовке. Несквик долго смотрел на них, пытаясь понять, чем же они привлекали его раньше, и с досадой понимая, что не знает ответа.
Просто старые роботы с глупо раззявленными ртами. Они были жутковатыми, конечно, особенно в зеленоватом изображении с камеры, но не более.
Просто старые роботы.
Еще минут двадцать Несквик развлекал себя тем, что поочередно светил фонариком в коридоры, каждый раз ожидая, что луч выхватит из темноты что-то необыкновенное (нет, конечно же).
А потом зазвонил телефон — так неожиданно, что Несквик едва не свалился со стула.
Ох. Ох. Как же неустойчива человеческая психика на самом-то деле. Стоило час пробыть одному в темноте и одиночестве, и на тебе. Обычный телефонный звонок выбивает холодный пот.
Спохватившись, Несквик взял трубку, заранее прочищая горло и готовясь отчитаться хозяину, что все в норме.
— Эй, привет, друг, — сказал в трубке смутно знакомый голос. Не принадлежащий Фредди. — Поздравляю тебя с тем, что хотя бы на ночь ты становишься частью дружного коллектива пиццерии «У Фредди», который больше семья, чем коллектив. Извини, я по правилам должен был так сказать.
Говорящий сделал паузу, и Несквик услышал тихий шорох в трубке.
— Привет? — неуверенно произнес он.
— В мою задачу входит проинструктировать тебя по поводу дежурств, но я уверен, что ты уже сам разобрался. Ничего сложного — смотри в камеру и успевай нажимать на кнопки.
— Подожди, — попытался вклиниться Несквик, но его собеседник на другом конце линии продолжал говорить:
— На самом деле самое главное, что тебе нужно знать: аниматроны по ночам ведут себя немного странно.
— Что? — Несквик решил, что ослышался. Звонивший будто и не заметил его вопроса:
— Я думаю, нельзя их винить за то, что они гуляют по ночам. Любой захочет поразмяться, если вынужден будет торчать за пыльной тряпкой годами. Главное... главное им не попадаться. Я думаю, они воспринимают человека как эндоскелет без костюма. Я бы на их месте принимал. Мы и в самом деле выглядим как эндоскелеты без костюма, ты знаешь?
— Да что ты несешь?! — воскликнул Несквик. Но говорящий не среагировал и на этот раз.
— ...в общем, они могут попробовать запихнуть тебя в свободный костюм. У них в запасе всегда есть пара-тройка свободных костюмов. И все бы ничего, но их головы начинены всякой электронной ерундой, и просто можешь попробовать представить себе, во что превратится твоя собственная голова. Целыми останутся только зубы. В общем, будь здоров, друг, если выдержишь эту ночь, то услышишь меня и завтра.
В трубке раздались короткие гудки, и Несквик, чувствуя себя так, будто стал участником дурацкого розыгрыша, ткнул в кнопку отбоя.
А после, злясь на себя, проверил камеры, сразу вызвав ту, что показывала кладовку с аниматронами.
Утенка Чики не было.
— Г-господи! — вырвалось у Несквика, и он торопливо защелкал клавишами ноутбука, переключаясь между камерами.
Чика обнаружился в главном зале. Он стоял почти рядом с камерой, закатив глаза под веки.
Он пялился в камеру.
Он пялился на Несквика.
Он знал, что Несквик тут, и знал, где его искать.
— Господи, — повторил Несквик и полез за телефоном, не глядя нажал кнопку быстрого вызова (четверка, номер хозяина пиццерии) и только потом понял, что телефон не реагирует — разрядился.
— Как?.. — тихонько проскулил Несквик, накрепко зажмурился, отвернув от себя ноутбук, но после нового взгляда в камеру ничего не изменилось.
Чика был тут. Смотрел. Нижняя челюсть его слегка дрожала.
Несквик подтянул ноги к груди, уговаривая себя дышать и не бояться.
С пункта наблюдения он сможет отслеживать блуждания аниматронов. Он даже сможет закрыться от них, если они полезут.
Можно было бы попробовать выбраться из здания, но, поразмыслив, Несквик понял, что не рискнет покинуть свое крошечное убежище. Он даже не знает, с какой скоростью могут двигаться аниматроны.
Ответ на этот вопрос он получил довольно скоро — когда холодными от страха пальцами все же решился переключить камеру с Чики на кладовку.
Чертовски. Быстро.
Фокси не было тоже. Несквик глубоко вздохнул, прощелкал все камеры, но Пират как будто растворился в воздухе.
Несквик стиснул зубы, прощелкивая картинки (Чика стоял и пялился), но безрезультатно.
«Думай логически, — сказал себе Несквик. — Если его нет на камерах, это означает лишь то, что оно перебралось куда-то, где камеры его не видят».
Пробежавшись по камерам еще раз (Чика стоял и пялился), Несквик прикинул и с трудом поборол желание захихикать. Или закричать.
Камерами не были оснащены только боковые коридорчики рядом с пунктом наблюдения.
Не раздумывая, Несквик ударил по кнопкам, и металлические двери с лязгом, прозвучавшим в ночной тишине, как гром небесный, опустились.
В тот же момент шкала зарядки на аккумуляторе сократилась чуть ли не на десять процентов разом.
Несквик мысленно взвыл, после чего взял фонарик и посветил под левую дверь. Ему померещилась тень там, где ее не должно было быть.
Несквик взглянул на шкалу зарядки, пожевал щеку изнутри, но открыл правую дверь, посветил в коридор фонариком.
Никого. Только белые листы с правилами поведения в пиццерии, много-много белых листов. Луч фонарика выхватил набранное крупными буквами «После темноты ты не должен находиться здесь».
— Аха-ха, — шепотом сказал Несквик, аккуратно приближаясь к левой двери и прижимаясь к ней ухом.
Он услышал.
Кто-то слабо, неуверенно водил ...рукой (лапой?) по двери, робко и вопросительно скребся.
Крюком, догадался вдруг Несквик. У Фокси одна из конечностей заканчивалась крюком, и именно им он сейчас легко царапал металл двери.
Несквик подтянул ноутбук к себе, прижался спиной к двери, положил фонарик рядом, чтобы подсвечивать правый коридор, и принялся ждать.
Шкала зарядки аккумулятора неуклонно ползла вниз, фонарик тускнел, царапанье не прекращалось ни на минуту, Чика стоял и пялился.
Вот так Несквик и встретил утро.
Стоило часам на ноутбуке мигнуть и показать шесть утра, царапанье прекратилось. На последнем издыхании аккумулятора Несквик прощелкал камеры — аниматроны находились там, где им и положено, в кладовке.
Чертовски быстрые.
Несквик... не поверил. Реальность, только что фантасмагорическая донельзя, вдруг стала настолько обыденной, что он покусал себя за язык, ущипнул за руку, а потом еще и больно стукнулся затылком, опрокинувшись на спину. Дверь его больше не поддерживала, уйдя вверх, а аккумулятор издал тихий предсмертный писк.
Утро потихоньку заполняло пиццерию, в подвале послышался шум, и с легким гудением начали включаться лампы дневного света.
Несквик лежал и смотрел в потолок. На потолке четко можно было рассмотреть след утиной лапы.
Так закончилась его первая ночь «У Фредди».
Несквик остался в наблюдательном пункте до прихода хозяина. Тот заглянул, лицом изобразил удивление, мол, почему временный работник еще тут, и любезно предложил завтрак за счет заведения.
— Господи, — сказал ему Несквик тогда. — Вы хоть знаете, что они по ночам ходят?!
Несквик ожидал, что хозяин сделается испуган. Или скептически изогнет бровь.
Вместо этого Фредди рассеянно кивнул.
— Да, конечно.
— Э-э... — протянул Несквик. — Э-э...
— Близится юбилей пиццерии «У Фредди», места, где любой взрослый и ребенок могут встретить чудо лицом к лицу, — сказал Фредди, закладывая большие пальцы за подтяжки и выпячивая грудь (больше живот). — Не будет ничего помпезного, но мы собираемся сделать краткий экскурс в историю, и эти славные старички помогут нам. Но, честно говоря... — тут Фредди тревожно огляделся и понизил голос, как будто собирался рассказать важную тайну, а кругом были враги, — ребята уже не те, что прежде. Я вызвал специалиста, и он по часу шуровал в беднягах щипцами и отверткой, а потом сказал, что они в любой момент могут выйти из строя и проще купить новых.
Фредди вздохнул, на выдохе как-то уменьшившись в объемах. Ошарашенный Несквик только с понимающим видом протянул «угу», побуждая продолжать.
— А ты знаешь, сколько стоит исправный аниматрон? Их ведь почти не осталось!
Несквик снова сказал «угу». Он, конечно, и близко не представлял себе цены на аниматронов, но дела «У Фредди» явно обстояли не радужно. Например, за пять ночей Несквику обещали заплатить сто двадцать долларов. Смех и слезы, неудивительно, что у их дверей не толпились желающие. Да и Несквик так-то решил взяться за эту работу больше из-за ностальгии, чем из-за денег.
— Мастер сказал, если я хочу, чтобы представление на юбилей прошло без всяких досадных недоразумений, аниматроны должны двигаться. Понимаешь? Хотя бы раз в сутки, сказал он, иначе в самый ответственный момент я щелкну кнопкой, и не произойдет ничего.
Несквик прикрыл глаза. Перед мысленным взором сразу появился Чика — он стоял, пялился, и нижняя челюсть у него дрожала.
Чушь.
Чушь.
— Мы не можем включать их днем. В конце концов, будем смотреть правде в лицо, их время давно прошло. Поэтому на ночь я просто ставлю их в режим «свободное перемещение», и они гуляют по пиццерии, пока хватает блоков питания. Кстати, почти до утра хватает, вот раньше делали, а? Вреда от них никакого, они даже столы не сшибают.
— Но, но, но... — Несквик почувствовал, что его клинит до заикания, выдохнул.
Больше всего ему хотелось схватить этого толстяка за шиворот и трясти.
Но вопрос «Почему вы мне сразу не сказали?!» не был бы справедливым. Ему сказали. Только сделал это какой-то хренов шутничок, решивший напугать новичка.
«Целыми останутся только зубы».
Несквик аж вслух булькнул от гнева — к счастью, Фредди не обратил на это внимания, отвлекшись на разговор с шеф-поваром.
И ведь главное, такой знакомый голос...
В общем, Несквик получил стакан кофе и два куска свежайшей пиццы на завтрак, подумал, посомневался и решил попробовать прийти еще раз. Один только раз — потому что таких нервов работа не стоила.
«Ты услышишь меня завтра», — сказал шутник. И да, Несквик страшно хотел услышать его вновь — и высказать все, что думает.
Спать он рухнул, едва вернувшись в комнату, и даже слегка разочаровался, продрав глаза в сумерках, что никакие кошмары его не посещали.
А на работу заявился в максимально возможной боевой готовности. У него была сумка, забитая батарейками для фонарика и телефона, и обрезок металлической трубы — небольшой, но тяжелый.
Он бы и запасной аккумулятор притащил, но понял, что не сумеет присоединить к нему все эти провода, и решил, что продержится.
И прежде чем основаться в пункте наблюдения, Несквик обрезком трубы заблокировал дверь в кладовку.
Фредди, конечно, сказал, что аниматроны не опасны.
Возможно. Несквик всегда готов был давать событиям, людям и вещам второй шанс.
Но на нервы они действовали, это определенно. (А еще след утиной лапы на потолке, ну неужели обычные старые роботы могут ходить по стенам, а?!)
Несквик плюхнулся на свой стул, включил ноутбук, прощелкал по камерам — и с удовлетворением убедился, что Фредди, Чика и Фокси там, где им положено.
А еще заметил, что старый занавес слегка приоткрыт. Несквик нервно пожевал губами, но решил наблюдать, даже если это просто детишки играли днем в прятки.
Полночь на часах дала отсчет новой смене.
Вторая ночь Несквика «У Фредди» началась.
Два часа спустя Несквик клевал носом и зевал. Аниматроны стояли и пялились в камеру все втроем, но если бы могли выйти, рассудил Несквик, давно бы уже вышли.
Занавес тоже не шевелился, шутник не звонил, и по всему выходило, что Несквика ждет именно то, на что он подписывался, — cкучная ночная работа.
Скучная, скучная, тихая...
Несквик отодвинул ноутбук в сторону, облокотился на стол, сыграл пару игр в телефоне, а после, проверив напоследок аниматронов (на месте) и занавес (без изменений), поставил будильник на половину шестого, уткнулся лбом в скрещенные руки и уснул без зазрения совести.
А разбудил его звонок — не будильника, телефонный.
Несквик с трудом продрал глаза. Он был в темноте — экран ноутбука показывал черноту спящего режима.
Несквик на ощупь нашел телефонную трубку, нажал тускло подсвеченную клавишу и услышал шорох, мелодичный перезвон, а потом все тот же смутно знакомый голос сказал:
— Эй, привет, друг. Пережил первую ночь, поздравляю!
— А вот не пошел бы ты! — хрипло рявкнул Несквик в трубку.
Вообще-то он придумывал, что сказать шутнику, весь путь до работы, но сейчас все просто вылетело из головы.
Снова раздался мелодичный перезвон. Тоже какой-то знакомый.
— Спорим, хозяин сказал тебе, что просто включает их на ночь, — продолжил голос. — Эй, друг, ты ему поверил?
— Слушай, ты, больной... — начал Несквик, но, как и в прошлый раз, звонивший не обратил на его слова внимания, продолжая говорить сам:
— Вранье это все. У аниматронов даже нет режима «свободное перемещение». Спроси у меня, откуда я это знаю.
Пауза, шорох, перезвон. Часть какой-то мелодии, наигрываемой музыкальной шкатулкой, понял вдруг Несквик.
И у него заныли зубы.
Прижав трубку плечом, он подтянул ноутбук к себе, потыкал в клавиши. Экран начал медленно набирать цвета.
— Меня зовут Афтер Эйт, — сказал голос в трубке. — Хотя теперь меня называют Бонни. Бонни, подумать только.
Несквик поспешно перещелкивал камеры.
Аниматроны так и стояли в кладовке, только теперь они подошли близко-близко к камере, и морда Медвежонка Фредди заполняла экран. За круглыми пластиковыми зубами в его пасти были видны еще одни — острые, металлические челюсти эндоскелета.
А вот занавес был широко распахнут, открывая пустую сцену.
Несквик без раздумий ударил ладонью по кнопкам, закрывающим двери.
— Я стою в столовой, — сказал ему голос в трубке.
Несквик трясущейся рукой переключился.
Аниматрон был там. Который Еще Один. Которого он до этого не видел. Зайчонок Бонни, некогда Афтер Эйт.
— Тебе рассказывали историю о мальчике, пропавшем в пиццерии? Разумеется, рассказывали. Так вот, друг, это когда-то был я. Эндоскелет Чики сидел с тобой за соседней партой. Эндоскелет Фокси весь пятый класс отжимал у тебя деньги. А Фредди умудрился поменяться эндоскелетами с владельцем этого местечка. Разве он не умница?
Экран покрыла рябь помех, после чего появилась надпись: «Доступен только звук».
— Я в коридоре, — сказал голос в трубке. Несквик выронил ее, дико огляделся, а после полез под стол. Больше в крохотной комнатушке прятаться было негде.
Металлическая дверь слева загудела от сильного удара, и Несквик вжался лицом в колени.
Он не знал, который сейчас час.
Не знал, сколько осталось энергии в аккумуляторе и как скоро двери уйдут вверх.
Он только знал, что наигрываемая музыкальной шкатулкой мелодия была из оперы Жоржа Бизе «Кармен».
Дурацкий факт. Вспомнился и застрял в голове.
Металлическая дверь загудела от удара снова.



Никогда не отпущу

Автор: Под кактусом
Форма: арт
Пейринг/Персонажи: Афтер Эйт/Несквик
Категория: слэш
Жанр: сверхъестественное
Рейтинг: G
Краткое содержание: Афтер хочет оживить Несквика





Продавец травы

Автор: Под кактусом
Бета: Под кактусом
Размер: мини, 1395 слов
Пейринг/Персонажи: Афтер Эйт/Несквик, Шок, фоном Тик Так и некоторые другие
Категория: джен с одним намеком
Жанр: сверхъестественное (психодел)
Рейтинг: РG-13
Краткое содержание: Афтер Эйт продает траву
Примечание/Предупреждения: не то чтобы кроссовер, но мимо шли Аптекарь, Вилли Вонка и граф Ди. А еще Гофман. И наша команда не пропагандирует вещества.

Невысокий темноволосый парень лет двадцати застыл перед тяжелой, окованной чугуном дверью. Металлические завитки складывались в вычурных драконов, грифонов и василисков.
В общем, дверь в квартиру номер 55 выглядела довольно странно.
Парень — его звали Шок — помялся на пороге, пытаясь отыскать звонок. Звонка не было, и Шок удивленно пошарил по дверному косяку, наткнувшись в итоге на подозрительный дверной молоток в духе замка из какого-нибудь фильма про аристократов.
Шок неуверенно постучал.
В квартиру номер 55 он пришел за травой, и квартира эта не понравилась ему, начиная ее чертовой дверью. Шок привык заваливаться не известно к кому, сидеть на заваленных хламом кухнях в ожидании травки и варить дурь с обдолбанными приятелями. Вычурный и какой-то кладбищенский шик квартиры номер 55 был ему так же чужероден, как приоткрывший дверь хозяин квартиры.
Хозяина звали Афтер Эйт, и, по словам одного знакомого Шока, он торговал самой забирающей травой.
— Проходите, — учтиво сказал ему Афтер Эйт.
Шок прошел, неловко пряча руки в карманах и шаркая кедами по пушистому и явно очень дорогому ковру.
Жить ему оставалось часов пять.

День у Эйта выдался тяжелый. К нему заявилась девушка, которая сообщила трагическим голосом, что собирается покончить с собой, и всю душу вытрясла, пока они выбирали подходящее вещество.
— Мне сказали, вы продаете такие вещества, которые останавливают сердце и убивают легкие, не оставляя следов, — она заламывала руки.
— Да, но вы сказали, что хотите умереть красиво, — напоминал ей Эйт, переходя от одного заваленного коробками антикварного столика к другому. — Если следов не останется, никто даже не поймет, что вы себя убили.
— Тем лучше!
Истерик Афтер Эйт не любил.
— Альпен Гольд подходит для тихих и отчаявшихся самоубийц. Если хотите красиво, нужно подобрать что-то иное. Как насчет Мерси?
— А что у нее с побочными эффектами? Ох, нет, я боюсь высоты...
В конце концов Эйт продал ей мятное драже.
— Это Тик Так, — сказал он и положил на ладонь девушки несколько маленьких таблеточек. — Лепестками роз он, конечно, не осыпает, но может оставить красивые разводы на стенах. Если хотите, продиктуйте ему предсмертное послание.
Девушка подняла на него удивленные заплаканные глаза.
— Кому, этим конфеткам?
Эйт загадочно улыбнулся:
— Вы сами увидите.
На прощание Афтер Эйт пожелал ей удачи. Он прекрасно знал, что Тик Так никогда не убивает сразу же. У жертвы всегда остается время, чтобы передать кому-нибудь последний привет, попросить вина и других приятных мелочек на последок. Мелочи Тик Так добывал легко, а прошальные приветы передавал всегда. Последний раз, насколько было известно Эйту, такой привет закончился двойным сердечным приступом.
Но самым ценным свойством Тик Така было то, что его можно было остановить. А Афтер Эйт, в чем бы его ни подозревали, никого не сводил в могилу и не сживал со света. Он исполнял желания, и если клиент в последний момент решил переиграть планы и остаться в живых, Тик Так мог просто уйти.
Вечером у Эйта купили порошок. Пришел парень, у которого Эйт наметанным глазом определил давнюю наркотическую зависимость и примерный срок жизни.
Парень пожелал чего-нибудь забористого.
Эйт натянул одноразовые перчатки и приступил к поиску. Галлюциногены хранились у него в самой дальней кладовке, на медных, позеленевших от времени антресолях.
— Несквик, — представил Эйт, протягивая клиенту небольшую баночку. — Завариваете, как чай. Внимательно прочтите инструкцию и ознакомьтесь с побочными эффектами.
Клиент недоуменно покрутил перед носом баночку.
— Надеюсь, вы умеете читать, — со сдержанной иронией сказал ему Эйт.
— Я, вообще-то, больше на траве сижу, влом все эти болтушки варить, — неуверенно протянул парень. — Точно советуете это?
Афтер Эйт стащил с правой руки перчатку и авторитетно кивнул.
— Вам понравится. Главное — вовремя остановитесь.
Он догадывался, что парень вряд ли сможет остановиться.
С другой стороны, если у него получится, ему уже никогда не потребуются вещества.

Шок закинул в металлическую кружку еще три ложки и увеличил огонь. Торговец не обманул: порошок был надежный, забирал еще на подлете. Оглянувшись по сторонам, Шок с удивлением обнаружил, что стены будто раздвинулись, а обои медленно сползают вниз.
— Охренеть, — сказал он. — Надышался я, что ли?
Он с предвкушением представил, что же начнется, когда он выпьет целую кружку этой жижи, подул на ложку и облизал ее.
— Куда торопишься-то? — вдруг сказали ему откуда-то с потолка. — Довари сначала, дерьмо ведь выйдет!
— Действительно, — согласился Шок, оборачивая руку старой футболкой.
Он подхватил кружку, поболтал ею и снова поставил на огонь. И поднял голову.
На потолке никого не было.
— Эй, ты где? — позвал Шок.
— Ты мешать-то не забывай, — посоветовали из холодильника. — А то пригорит нахрен, и всю хату подожжешь.
Шок спорить не стал. Он плеснул в кружку воды из чайника и от души досыпал порошка: такой хорошей дури стоило наварить побольше.
— Помнишь про дозировку? — спросили его, на этот раз прямо из кружки.
Шок заглянул туда и ничего не обнаружил, кроме булькающей массы.
— Да черт с ней, с дозировкой, от этого вряд ли можно коньки отбросить, — отмахнулся он.
Зачерпнул первую ложку, решив, что готово, подул немного и запустил ее в рот. На глаза тут же навернулись слезы.
— Подождал бы, пока остынет, — укоризненно сказала кружка. — Что тебя, гонит, что ли, кто?
Шок помотал головой, зажмурился и схватился за чайник, принимаясь пить прямо из носика.
Когда он открыл глаза, кухня неуловимо изменилась. Холодильника не было. Жалко съежившиеся обои оползали под плинтуса. Из микроволновки играла классическая музыка, которую Шок в последний раз из-под палки слушал в школе лет эдак в двенадцать.
— Это Вагнер, — раздалось у него за спиной. — Мне на него как-то параллельно, сам понимаешь, но Афтер очень его любит.
Шок медленно повернулся.
За столом сидел парень. Шок потряс головой, но тот никуда не пропал, только музыка стала чуть громче.
—"Полет Валькирий", — представил ему гость, махнув рукой в сторону микроволновки. — Сейчас мы с тобой тоже полетаем. Где там кружка?
Шок пришел в восторг. Чем бы ни приторговывал Эйт, он явно был волшебником. Такую дурь достать, это ж надо!
— Эй, ты куда залпом-то! — парень схватил его за руку и вырвал кружку. — По глотку, на банке же написано!
— Да черт с ней, с банкой!
— Вот я предупредил, не говори мне ничего потом!
— Ой, да забей, хочешь попробовать?
"Полет Валькирий" заиграл так громко, что у Шока заложило уши. Пол уходил из-под ног. Глаза у его гостя несколько раз — Шок был в этом уверен — сменили цвет.
Подгоняемый ломкой и жаждой, он дочиста выпил кружку. Микроволновка прогрохотала что-то и взорвалась.
— Ну ты даешь! — восхитился гость и сразу же расплылся перед глазами. Шок попытался сфокусироваться на нем. Его разбирала тошнота, смех и эйфория одновременно, и он никак не мог разглядеть парня. Вместо него ему мерещился огромный кролик.
— Ну все, вот ты и прилетел, — сказал кролик, поворачивая в его сторону голову.
Один глаз у него был синий, другой зеленый.
— Сейчас отправишься к Афтеру в банку, — сказал он.
Шок моргнул и увидел протянутую руку.
Руки кролику не шли.
— В какую еще банку, ты что несешь? — Шок захихикал.
Кролик пожал плечами.
— Я тоже так говорил. Если повезет, окажешься со мной на полке. Эх, жаль микроволновка взорвалась, такой бы саунд был! Ну ничего, я могу еще "Полет шмеля" из духовки забацать! Есть у тебя духовка?
Шок ничего не ответил. Тошнота внезапно усилилась и накатила на него невыносимой волной. Потолок обрушился, кролик брызнул во все стороны кипящей жижей, и пол потек под плинтуса. Неведомая сила сплющила Шока и стала вытягивать его, будто кусок пластилина.
— Эй, кролик! — Шок начал паниковать.
Глаза отказывались ему подчиняться, а уши заложило. Сильная боль сковала ребра.
— Кролик, ты где!
Невыносимо громко грянул прямо в голове звук заворачиваемой фольги.
— Все под контролем, — послышался голос кролика. — Сейчас Афтер тебя завернет.
— Что?!
Непроглядная темнота навалилась на Шока. Он не чувствовал опоры, его будто подвесили в воздухе и при этом куда-то несли или вертели во все стороны. Он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, и вообще не был уверен, что у него есть руки или ноги.
— Добро пожаловать, — прямо в ухо сказал ему Афтер Эйт. — Я так и думал, что вы ко мне вернетесь.

Поздним вечером того же дня в квартире номер 55 Афтер Эйт пил горячее какао, утопая в большом темно-зеленом кресле. Возле него поигрывал бархатным балдахином Несквик.
— Что думаешь? — нарушил уютное молчание Эйт.
— Мне кажется, "Шок" — очень подходящее для него название, — сказал Несквик.
Эйт с сомнением нахмурил тонкие брови.
— Серьезно, — продолжал Несквик, болтая ногой. — У этого парня такое лицо было удивленное, когда он перестарался и глотнул лишнего... Ты бы видел!
Он хохотнул и полез на кровать.
— Брысь оттуда, — ласково сказал Афтер и плеснул себе еще какао. — А то в банку на ночь засуну.
Несквик закатил свои разноцветные глаза.
— Только не бросай меня в терновый куст! — он все-таки влез на кровать, и Афтер долгим взглядом проводил исчезнувшие за тяжелым пологом незашнурованные кеды.
Допил какао, плотно закрутил крышку и поднялся, сбрасывая на спинку кресла свой дорогой халат восточного кроя.



С первого взгляда

Автор: Под кактусом
Форма: арт
Пейринг/Персонажи: Афтер Эйт/Несквик, Ронднуар и другие гости на пиру
Категория: слэш
Жанр: сверхъестественное (фентази)
Рейтинг: G
Краткое содержание:
Примечание/Предупреждения: Мотыльки!ау: Несквик (Automeris io) - известный бард, Афтер Эйт (Spanish Moon Moth) - личный секретарь Ронднуара.






(\/)

Автор: Под кактусом
Бета: Под кактусом и анонимный доброжелатель
Размер: драббл, 799 слов
Пейринг/Персонажи: Афтер Эйт, Несквик, мельком упоминаются Марс и Рафаэлло
Категория: джен
Жанр: сверхъестественное (фэнтези)
Рейтинг: G
Краткое содержание: Раз пошли на дело...
Примечание/Предупреждения: оос, оос х 2 комбо, сеттинг — вселенная Забытых Королевств

– Па-а-ачтеннейшие! Па-а-апрошу немного вашего драгоценного внимания!
Голос у Несквика был что надо – громкий и способный перекрыть все уличные шумы разом. В общем, в самый раз для барда, коим Несквик и являлся.
Разумеется, вокруг него немедленно собралась небольшая группка любопытствующих. Несквик осмотрел их и, приметив мальчишек-карманников, счел, что зрителей у него достаточно. Для начала.
– А вот, господа мои, рассказать ли вам сказку?
Зрители отреагировали незамедлительно и радостно – бард же. Плохих историй барды не рассказывали – разве что совсем низкоуровневые. А Несквик гордо щеголял лютней, в которой даже не знатоки могли опознать уникальный предмет – лютня мягко светилась колдовским светом.
– Шел я, значит, шел по дороге, – сказал Несквик. – И вдруг вижу – сидит на дороге кролик! Прямо ровно на тропинке сидит, как будто весь лес его владения, а он король Кролебород. Ну, как думаете, что я с ним сделал?
Версии посыпались, как горох из прохудившегося мешка – непристойные в основном. Про кроликов и бардов в Забытых Королевствах только ленивый не шутил.
– Ну, знаете! – Несквик театрально рассмеялся, уперев руки в бока. – Если б за день до того я не покинул деревню юан-ти, то, может, вы бы угадали. А так, почтеннейшие мои, я его просто решил поймать, зажарить и съесть!
Деревней юан-ти, полулюдей-полузмей, немедленно заинтересовались больше, чем кроликом, но Несквик примирительно выставил ладони.
– Спокойно, друзья! Я потом вам расскажу и про них, этих дев с телами гибкими, как ветви ивы. И расскажу, и спою, а если кто из местных красавиц заинтересуется, то и покажу кое-что наедине. А пока все же про кролика!
Несквик сделал мелодраматичную паузу.
– Я его камнем – а ему ничего. Я на него с мечом – а ему ничего! Сидит, смотрит на меня, носом шевелит. Я на него заклинаниями – а ему ничего! Я уже и голыми руками в драку полез – а ему ничего!
Зрители отреагировали настороженно, но примерно такой реакции Несквик и ждал – он ослепительно улыбнулся и провозгласил:
– И поэтому я принес его в ваш славный город! Итак, вот вам суть этой истории: меняю рагу из крольчатины на пятьдесят золотых!
И он снял с ремня кожаный мешочек, а потом распустил горловину и небрежно высыпал на мостовую золотые монеты. Зрители ахнули. Вперед уже рвались мальчишки-воришки... но золото исчезло у них из-под носа. Несквик ослепительно улыбался, потряхивая вновь полным мешочком. Воришки, ворча, отошли назад – бард действительно оказался высокоуровневым, и ловкость у него была прокачана что надо.
– Итак, вот он, наш герой! Афтер, давай его сюда.
Оказывается, у барда был спутник. Он вышел из-за спины Несквика, закутанный в темный плащ с вышивкой из серебряных звезд, символов богини Селунэ. В его руках был кролик – обычный буровато-серый кролик, настороженно прижавший уши, но не брыкающийся.
Поклонник Лунной Девы посадил его на землю и молча отступил на шаг.
– Ну что, почтеннейшие? – Несквик обвел зевак веселым взглядом, сияя улыбкой. – Условия простые: платите десятку золотом, и если убиваете этого зверя, я возвращаю вам деньги и даю еще пятьдесят желтеньких. Есть храбрецы?
Зеваки замялись. Десять золотых были приличной суммой, и столько с собой было мало у кого. Но наконец вперед вытолкнули хмурого здоровяка, взнос для которого явно собирали по монетке.
Скривившись, здоровяк вручил деньги Несквику, который передал их селуниту.
Здоровяк за уши поднял кролика с земли... и начались минуты его, здоровяка, позора.
Кролику нипочем было все.
Вообще.
Рассказами о том, как здоровяк пытался его убить, можно было пугать непослушных детей и впечатлительных девушек.
Но кролику. Все. Было. Нипочем.
Здоровяк наконец сдался. Отшвырнув кролика от себя (тот присел на задние лапы и принялся чистить шкурку), проигравший убрел обратно в толпу зрителей, которых изрядно поприбавилось.
Несквик улыбался и строил им глазки. Кролика взял на руки селунит.
– Ну как, есть еще силачи, способные забороть короля Кролеборода?
И тут кто-то крикнул:
– Марс идет! Капитан Форрест идет!
Первыми сбежали мальчишки-воришки. Попадаться капитану городской стражи им не улыбалось совсем.
А пока горожане восторженно глазели на красавца-Форреста и его партнера Рафаэлло по прозвищу Белый Маг, улизнули и Несквик с Афтером.
***
– Афтер, – печально сказал Несквик. – Давай уже завяжем с этим.
Афтер лишь выразительно взглянул на него, пряча в вещевой мешок плащ селунита. Под плащом, кстати, он оказался друидом.
– Кто из нас может мультиклассировать в вора, скажи мне! – воскликнул Афтер, не дождавшись иной реакции, кроме печального вздоха.
– Я боюсь толп, – сказал Несквик. – Я боюсь кроликов. Особенно твоего!
– Конечно, ты его боишься, – буркнул друид, спокойно запихивая кролика в мешок вслед за плащом. – Он восьмидесятого уровня. Такое количество хитов тебе даже и не снилось! Мне тоже. Не ной и шагай быстрее, нам до ночи надо хоть какой трактир найти. Благо денег заработали.
Он похлопал по поясу, где позванивал кошелек с монетами, и зашагал быстрее. Трава стелилась ему под ноги. Друид, одно слово.
Несквик вздохнул, но пошел следом.
Он все еще надеялся убедить Афтера жить честно.



Мирная Алиса

Автор: Под кактусом
Бета: Под кактусом и анонимный доброжелатель
Размер: мини, 1736 слов
Пейринг/Персонажи: Афтер Эйт, Несквик, упоминаются Рафаэлло, Роше, Ронднуар
Категория: джен
Жанр: сверхъестественное (сказочные мотивы+научная фантастика)
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Все мы здесь не в своем уме.
Примечание/Предупреждения: оос, оос х 2 комбо, кроссовер с фильмом "Тихоокеанский Рубеж" и серией CD-драм "Are you Alice?"

Первый бармаглот вышел из вод Озера Слез в четверг, без пятнадцати восемь. Был день ООО (Отдыха От Олисы), продолжающийся уже второй месяц.
Бармаглот поставил лапу на берег, поднял голову, взревел и направился прямиком ко дворцу Ее Королевского Величества, Рафаэллло, мужчины злого и впервые познавшего страх.
Бармаглот прошел по Стране Чудес, оставляя за собой разруху, пока не встретил Белого Рыцаря со Стрижающим Мечом. Их битва длилась неделю, и бармаглот был повержен... но Белый Рыцарь погиб тоже.
Когда все павшие были оплаканы, Афтер Эйт, Кролик Страны Чудес, взял скотч, и степлер, и банку канцелярского клея, и цветную бумагу и отправился чинить и ремонтировать.
Ее Королевское, Рафаэлло, мужчина злой и неглупый, засел в библиотеке,мелодично рыча на Ронднуара, своего Валета, и даже отказавшись от платьев в пользу практичного брючного костюма.
Шесть месяцев понадобилось Афтеру для ремонта. Шесть месяцев он скреплял разрывы, заклеивал прорехи, складывал оригами новой грибной рощи. Цветной бумаги не хватило, и пришлось подкрашивать фломастером — но Страна Чудес оправилась.
А жители ее поверили, что смогут жить дальше.
И тогда пришел второй бармаглот, а за ним и третий. Ее Королевское, Рафаэлло, мужчина злой и тактически одаренный, остался без армии. Фламинго теперь можно было увидеть только на гравюрах. Даже Сожаления покинули перекрестки, подвалы и шкафы и пытались сражаться — но бармаглоты не оглядывались. И Афтера это очень пугало.
После гибели третьего стало понятно — это не прекратится. Ее Королевское, Рафаэлло, мужчина злой и начитанный, объявил:
— Это Зазеркалье. Они объявили нам войну.
И Афтер понял: Правила пора менять.
Чтобы сразиться с монстрами, Стране Чудес нужны были собственные монстры. Кролик работал день и ночь, и его руки покрылись ранами и ожогами, но из доспехов Белого Рыцаря и веры он выковал первого охотника.
А охотнику понадобился пилот.
Первые испытания закончились полным провалом. Когда первого добровольца — Сникерса родом из Садовых Сонь — вытащили из кабины, его лицо было залито кровью. С тех пор Соня так и не проснулся.
Но решение нашлось быстро. Там, где не справился один, справятся двое.
Они назвали это дрейфом. Когда два пилота через сложную систему с простым названием «рукопожатие» сливались с охотником, играя для него роль левого и правого полушария мозга.
Как-то так.
Первым экипажем Белого Рыцаря стали Чеширский Кот Роше и Валет Роднуар. Похожие внешне и все же разные — они повели охотника на бой с появившимся бармаглотом, и никто в Стране Чудес не мог поверить той легкости, с которой им далась эта победа.
Афтер не был настроен очень уж оптимистично. Он продолжал строить егерей — Черепаха Квази, Синяя Гусеница, Мэри-Энн — и ждать.
Бармаглоты появлялись все чаще.
***
Кролик оттолкнулся ногами от пульта, и кресло спинкой едва не въехало в Ее Королевское, Рафаэлло, мужчину злого, но умеющего понять.
— Докладывай, Кролик.
— Движение в Озере! — четко отрапортовал Афтер.
— Подробнее!
— Никак невозможно, Ваше Величество. Вы же знаете, когда дело касается бармаглотов, Сожаления не могут сказать ничего конкретного... ой.
Пальцы Ее Королевского, Рафаэлло, мужчины злого и неслабого, впились Кролику в плечо.
— Что там?
Кролик почти машинально стряхнул с себя его пальцы. Когда дело касалось войны с чудовищами, Ее Королевскому, мужчине злому и безжалостному, бразды правления переходили безусловно.
Но в прочее время Афтер помнил, что подчиняется только Правилам. И, конечно, «прочее время» сейчас выпадало лишь изредка. Но оно — было. Вот прямо сейчас.
— Алиса, — сказал Афтер и нервно вцепился в шейный платок. — Алиса там, в Озере!
Он вскочил с кресла и заметался. Рядом с Озером давно не было кроличьих нор, через которые Алиса могла бы добраться в Страну Чудес. Но все его чувства твердили — пришла Алиса.
Он должен встретить ее.
— Ваше Величество! — взволнованная Баунти, Пятерка из Колоды Красной Королевы, заменившая Афтера у пульта, прижала пальцы к губам. — Сожаления передают новый сигнал! Это бармаглот!
Афтер почти взвыл, вскакивая с кресла и бросаясь к внутренним передатчикам. Дрожащими пальцами он не сразу, но нажал на восьмерку.
— Экипаж Белого Рыцаря, на выход!
В ответ раздался холодный голос Чешира:
— Кролик? Где Ее Величество?
— Кролик чересчур много на себя берет, — подал голос тот. — Но как ваша королева, я повелеваю — на выход.
— И я! Я с вами!
Афтер почти не слышал себя — так грохотало его сердце.
Алиса и Бармаглот в Озере. Алиса может утонуть. Бармаглот может убить ее.
А вдруг она — та самая?!
Мелодично зарычал Ее Королевское, Рафаэлло, мужчина злой и понимающий все с полуслова. Почти в тон ему ругнулся Роше, но Афтер их уже не слышал. Он бежал в ангар охотников, чтобы успеть — как угодно! — зацепиться за Белого Рыцаря.
Кролик слегка безумно хихикнул на ходу, понимая, что вот он, его шанс пойти на бой с охотником. Почти.
Умение дрейфовать дано не каждому. Валет и Кот умели. Герцогиня и Мартовский Заяц научились. Ее Королевское, Рафаэлло, мужчина злой и уникальный, и Шляпник Марс смогли бы тоже, это было видно, но по многим причинам оба должны были пилотировать охотника только в самом крайнем случае.
Афтер бы с удовольствием не только строил и чинил охотников после битв. Он хотел быть в кабине пилота; даже прошел разработанные Пятеркой тесты на дрейф-совместимость.
Но второго пилота для него не нашлось, поэтому Афтер выбрал быть на пульте в королевском дворце, ведя на битву не пилота, но экипажи.
Ронднуар и Роше уже были в ангаре.
— Что ты творишь! — зашипел Кот, перехватывая Афтера за шиворот. Желтые глаза его горели яростью.
А Кролик... Кролик зашипел на Кота сам.
— Там Алиса! — крикнул он Роше прямо в лицо. За спиной Кота Ронднуар жестами изобразил, что бармаглот волнует их больше, и Кролик яростно вцепился в кроличьи свои уши и потянул их вниз до боли. Это помогло успокоиться.
— Я иду с вами, — просто сказал он. — Ваша первоочередная задача — спасти Алису. Сделаете... — он помедлил, но все же сказал, как облился ледяной водой из ведра: — И я верну вас домой.
Кот и Валет переглянулись. Ронднуар посмотрел в сторону контрольного центра — там сейчас находился Ее Королевское, Рафаэлло, мужчина злой и незабываемый, — но Роше за плечи развернул его к себе.
— Порыбачим, брат?
Он подставил кулак. И Валет помедлил, но ткнул в него своим.
— А ты, — бросил Кот Афтеру, — поедешь снаружи.
Кролик был согласен и так.
***
Когда начинается буря, от нее можно спрятаться. Если находишься в кабине охотника, буре можно дать отпор. А если находишься снаружи, пристегнутый к обшивке страховочными тросами... терпи.
И Афтер терпел, стискивая зубы.
Королевский дворец и Озеро Слез разделяли сотни миль, но гигантские шаги Белого Рыцаря легко преодолевали это расстояние.
Бармаглот был виден издалека — он возвышался над водами Озера, как остров, вот только острова не могут двигаться.
И он высматривал Алису.
Афтер застучал кулаком по обшивке, прекрасно зная, что пилоты не услышат этих его сигналов.
— Быстрее, быстрее! — закричал Афтер, и ветер подхватил его слова и затолкал ему обратно в глотку.
Бессилие — это когда не можешь залатать прореху, когда восемьдесят восьмая Алиса оказывается не Той Самой, когда Ту Самую, возможно, уже утопили.
Белый Рыцарь ударил ладонью о кулак, и над Озером прокатился тяжелый гул, заставивший бармаглота вскинуть голову.
— Ушастый. — Голос Роше загремел над головой Кролика, давая эхо. — Сейчас я подставлю ладонь, отцепляйся и запрыгивай на нее. Я посажу тебя на берегу, и там как хочешь, так и ищи свою Алису.
Он помедлил и добавил:
— Мы решили не возвращаться домой.
Афтер с трудом отцепил тяжелые карабины страховки от обшивки охотника и, упав на четвереньки, как мог шустро перебрался на подставленную гигантскую металлическую ладонь. Опустившись на одно колено, Белый Рыцарь ссадил Афтера на землю, от крови бармаглотов давно превратившуюся в ядовитую грязь, и распрямился.
Афтера не интересовало, о чем думают Ронднуар и Роше, идя в битву.
Ее Королевское, Рафаэлло, мужчина злой и ответственный, направит их. А ему надо найти Алису!
Озеро не было большим, но сейчас бурлило волнами, поднимаемыми бармаглотом, и Афтер отчаянно вглядывался в них. Почему-то он был уверен, что Алиса там, в воде. И он был уверен, что Алиса жива. Сожаления уже давно закатили бы гулянку, погибни она — а нет, мечутся по берегу, не в силах ни войти в воду, ни прицепиться к охотнику.
Плюнув на все, Афтер просто закричал, сложив ладони рупором:
— Алиса! Ты где, Алиса?!
Его голос потонул в грохоте, когда кулак Белого Рыцаря впечатался в морду бармаглота.
Кролик прижал уши, падая на колени, а после на живот. Лицо обожгло ядовитой грязью, и он поспешил подняться и хоть как-нибудь отряхнуться.
— Алиса! — снова закричал Афтер. Над головой оглушительно взвыл бармаглот, а потом не менее оглушительно заскрежетал металл, сминаемый чудовищными лапами.
— Алиса!
Соленая волна накрыла Афтера с головой, оставленные грязью ожоги начало саднить.
Афтер закашлялся, думая, что спасет, обязательно спасет Алису.
А если она окажется не Той Самой, убьет ее медленно и мучительно.
— Алиса! — заорал он отчаянно... и получил ответ.
Недалеко от берега в воде мелькнуло яркое пятно, и, не раздумывая, Афтер нырнул. Совсем рядом с ним в Озеро рухнула оторванная конечность бармаглота, окрашивая воду в пронзительный синий цвет, но это... помогло.
Афтер поймал Алису на гребне вздыбившейся волны, обнял крепко-крепко, а после закрыл глаза и поверил, что все будет хорошо.
Вышло, признаться, не очень.
Их вышвырнуло на берег с такой силой, что Афтер на мгновение почувствовал себя так, будто им выстрелили из пушки.
Но он не разжал объятий. Он спас Алису. Под его ладонью билось — медленно и неуверенно, как слабый птенец в скорлупе — сердце.
...А еще восемьдесят девятая Алиса была мальчиком. Что автоматически делало его не Той Самой.
Конечно, Афтер его не бросил. Наоборот, оттащил сколь мог далеко от места битвы, уронил на землю, что не была заражена кровью бармаглотов, и бессильно рухнул рядом.
И заплакал от всего разом — от боли, от разочарования, от того самого бессилия.
Ему даже расхотелось убивать этого никчемушника из Озера. Пусть живет, раз уж пришел и пережил соседство в одном Озере с бармаглотом.
— Эй, эй ты, — услышал вдруг Афтер, а следом раздался кашель. — Блин, ты живой хоть? А я?!
Никчемушник сидел рядом, стуча себя по груди. Афтер тоже сел, помедлил, но хлопнул его по спине, помогая.
— Мы... живы, — проговорил он медленно. — А ты...
А следующие слова у него вырвались как будто сами собой:
— А ты Алиса?
?Алиса (неужели все же Алиса?) кашлянул еще раз и взглянул на Кролика.
— Я Несквик. Блин, чувак, — сказал ?Алиса. — Вот не хочется тебя обижать, но ты на кролика так похож, это, знаешь ли, крипует. Я отсяду, ты не обидишься?
Кролик моргнул.
— Что? — спросил он.
***
Вообще-то Афтер, сам того не зная, разговаривал сейчас со своим вторым пилотом.
Но это совсем другая история.












@темы: Тема 3: сверхъестественное, Команда Афтер Эйт/Несквик, Внеконкурс

Комментарии
2014-08-30 в 21:50 

Сияющая шпага
ТЕМА 3: НУ НАКОНЕЦ-ТО СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ!!!
:lol:

Столько всего вкусного: и кактусы, и кролики, и какао, ммм. :inlove:

наш мистический баннер
:buh: Ох, какой баннер. Зеленая луна, летучие мышки, чудные кактусы. Восторг-восторг-восторг. :crazylove:

2014-08-31 в 00:57 

ТЕМА 3: НУ НАКОНЕЦ-ТО СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ!!!
Ну наконец-то назвались своим именем.:lol: Самое вкусное в отношениях этой пары - сверхъестественное, которое уже настолько вписывается в их мир, что становиться обычным делом.
Очень нравиться цветовое решение банера, все любимые цвета:heart:
Арты "Когда они возвращаются" и "Никогда не отпущу" внезапно зашли. Афтер Эйту подошел бы некроманский черный балахончик, милое привидение Несквик и неявные, но определенно хитроумные планы о захвате мира или какого нибудь государства.)
Кроссоверы с играми, я, к своему сожалению, не смогла оценить в полной мере исключительно из-за незнания игр.
"С первого взгляда" влюбилась в стеснительного Афтер Эйта. Он такой... милый, как краснеет и прячется за папочку:inlove:
Спасибо огромное за Алису-Несквика и кролика, наконец то, я дождалась.*утирает слезы счастья* Кролик прекрасен. Такой безумный-гениальный ученый, скотчем и степлером чинящий мир. Создающий машины. Спасающий Алису. И Королева Рафаэлло, и первая команда РошеРонд и даже бармаглоты....и они там все восхитительны. Автор, я тебя обожаю. Спасибо :heart::heart::heart::heart::heart::heart:

2014-08-31 в 11:37 

Под кактусом
Все мы здесь не в своем уме
Мы очень ждали этот уровень, это правда! XD

Сияющая шпага, и кактусы, и кролики, и какао
Вы назвали три составляющие нашего успеха!

Групповые обнимашки от команды и спасибо!
Вот такое

Алекс Бейкер, сверхъестественное, которое уже настолько вписывается в их мир, что становиться обычным делом.
Вся суть, вся она!
Спасибо огромное за Алису-Несквика и кролика, наконец то, я дождалась.
Из этого, что называется, растем, так что обойти вниманием тему не могли и рады, что кто-то ее ждал - и, главное, дождался и обрадовался!

Артеры благодарны за добро в их сторону, и вам тоже групповое от всей команды спасибо!
Вот такое

2014-09-01 в 02:11 

~JeaN~
«Это длилось всего миг, но спасло меня навеки»(с)
Вы решили объявить бойкот Несквику?
Как-то ему крупно не везет в этой выкладке)))

читать дальше

Вы прекрасны и удивительны!
Спасибо! :white:

2014-09-01 в 14:20 

Под кактусом
Все мы здесь не в своем уме
~JeaN~, Вы решили объявить бойкот Несквику?
Как-то ему крупно не везет в этой выкладке)))

Мы провели исследование, которое доказывает, что Несквику везет в 5 из 8 работ выкладки, при том, что в 3х оставшихся работах ему все еще может повезти в будущем!
Так что нет, мы все еще нежно любим этого персонажа

читать дальше

Спасибо вам от всей команды!
ВОТ ТАКОЕ

2014-09-01 в 14:35 

~JeaN~
«Это длилось всего миг, но спасло меня навеки»(с)
Под кактусом, Так что нет, мы все еще нежно любим этого персонажа
ну хорошо, раз так говорите, т о я за него спокойна
читать дальше
Спасибо вам от всей команды!
ВОТ ТАКОЕ

какая прелесть! спасибо!:inlove::inlove::inlove:

2014-09-03 в 09:48 

olgaolgaolga
мне понравилось :-)

2014-09-03 в 10:31 

Под кактусом
Все мы здесь не в своем уме
olgaolgaolga, мы рады изображение
Спасибо вам!
Вот такое!

     

Assorti Mini Massacre

главная